среда, 21 марта 2018 г.

ноябрь в берлине: гарри стайлс и KIWI girls


Мой телефон в течение нескольких дней доставал меня оповещением о том, что на нем заканчивается память и срочно нужно что-то удалять. А чистить память на телефоне — такое занудство. Я этим занимаюсь при крайней необходимости. И она, собственно, наступила. И на данный момент процентов 30-40% моей фотопленки: неделя в Берлине и один день в Риге.

Я долго думала о том, что об этом нужно написать. На самом деле, сделать мне это хотелось сразу же после того, как я вышла с концерта Гарри Стайлса и почувствовала такую гигантскую дыру в душе, что казалось, что в нее поместится вся наша планета и еще парочка в придачу. Но хотелось, чтобы мысли в голове улеглись: на самом деле, в моей голове образовалась такая каша, что думать было сложно. Прошел месяц. Два. Ситуация не изменилась. И сейчас, когда ноябрь кажется уже таким далеким — представляете, все это было 4 месяца назад, я все еще чувствую себя, как сумасшедшая, когда думаю об этом. Но в последнее время мои ностальгические чувства растут так, будто эта поездка была единственной хорошей вещью в моей жизни, и я не знаю, как с этим справиться. Возможно, это связано с тем, что началась весна и душа требует приключений; или с тем, что новый тур Гарри Стайлса начался. Или, не знаю, сознание добивают мысли о том, что ровно месяц остался до момента, когда ноги снова будут ходить по европейским городам, а в руках будет билет на новый концерт (в этот раз не Гарри, но ничуть не хуже)

Но мне хотелось бы начать по порядку.

Все началось в мае. Учеба заканчивалась, и Гарри Стайлс готовился выпустить свой первый сольный альбом. Хронология в моей голове нарушена, не помню, какие точно это были даты, но точно могу сказать, что это было в самом начале последнего месяца весны. Гарри Стайлс анонсирует тур. Продажа билетов должна начаться вот-вот. Площадки маленькие. Альбома все еще нет, но заслушанный на репите Sing Of The Times говорит о том, что это будет стоить того (на самом деле, уровень моей помешанности уже не оставляет мне выбора: не знаю, что такое мальчики из One Direction должны сделать, чтобы мне не понравилось).

Жизнь научила меня ухватываться за любой концерт, на который я могу попасть. И на который не могу тоже. Потому что, в целом, невозможно — это такая фигня. Я не верю в невозможное, я верю в сложно осуществимое, и в этом есть разница.

Компания нашлась быстро. Девочки создали беседу. Мы собрались ехать в Берлин, хотя изначально в моих планах был Стокгольм. Что ж, планы поменялись, и я нисколько не жалею. Помню тот день, когда я осталась дома и прогуляла университет, потому что продажа билетов должна была открыться. Мы знали, что это будет сумасшествием.

Я открыла несколько вкладок на компьютере и на телефоне тоже. От компьютера было страшно отходить. Помню, когда страница, наконец, прогрузилась, я сама будто зависла. 4 года фанатской жизни, и я на половине пути к тому, чтобы, наконец, увидеть кого-то из них. В Германии не оказалось электронных билетов, поэтому нам пришлось оплачивать еще и доставку. Но теперь это кажется мелочами.

Билет был у меня уже через пять дней (вот где Почте России следует поучиться). Курьером. На дом. Он долго стоял на полке, и мне постоянно казалось, что с ним может что-то произойти.


Шесть месяцев спустя я ехала в Петербург. Затем — ночь до Риги на автобусе. Не могу сказать, что мне было страшно. Скорее, волнительно из-за того, что я могла опоздать на самолет. Мне казалось, что когда я сяду в него, то тогда успокоюсь. Но этого не произошло. Не произошло и тогда, когда я приземлилась. И когда стояла у арены. И когда заняла место в очереди. И даже когда стояла в толпе. Постоянно казалось, что что-то может пойти не так и все обломается, когда я уже так близка к мечте.




Но Берлин оказался удивительным. Я сразу же встретилась с девочками в аэропорту: наши рейсы приходили с разницей в десять минут или вроде того. К счастью, у нас была Настя, которая все заранее нашла и знала, на какой автобус мы должны сесть и где выйти. Ориентирование по картам — точно не ко мне.

В первый день, 3 ноября, мы заселились в хостел и сразу же пошли к арене, где должен был быть концерт. На тот момент до него оставалось еще 4 дня, но мы знали, какими сумасшедшими фанаты могут быть: они разбивают палаточные лагеря за несколько дней и ждут в очереди.

Ох, нет, мы, конечно, считали это полной дикостью. И никогда-никогда не собирались делать так же. "На улице дождливый ноябрь", — думали мы. Мы точно не приехали в Берлин для того, чтобы просидеть пару ночей под Темподромом. 

Ни за что на свете.

Ну, думаю, вы уже знаете, что случилось дальше.

Под Темподромом (так называется арена, где был концерт) уже сидели три девочки. На улице было темно, и я сначала подумала, что это бездомные. Мы так радовались, когда подумали, что пришли туда первыми и никакой очереди еще нет. В тот момент в своей голове я представляла все иначе.

Но затем пришло осознание, что там сидят никакие не бездомные, а фанатки. Мы подошли к ним. Вариантов было немного: если мы хотели записаться в списки (по которым потом нас бы запускали внутрь), мы должны были остаться в очереди с ними. Уже тогда. Третьего ноября. За четыре дня до концерта.

Это все кажется полным сумасшествием, я знаю, и я даже не надеюсь, что кто-то поймет наши дальнейшие действия. Но взвесить все в своей голове нетрудно: мы приехали из России и Украины в Германию, чтобы увидеть Гарри Стайлса, и если в наших руках было то, насколько близко мы будем стоять к сцене, что ж, нам стоило действовать. Мы решили разделиться и до самого последнего дня не сидели там все вместе. Поэтому мы в один момент были и в очереди, и имели полное право гулять по Берлину, ходить в хостел, принимать душ, кушать и заниматься чем угодно. 

Повсюду чувствовалась атмосфера свободы. Огромное количество стрит-арта буквально везде. Люди, которые никогда не переходят дорогу по светофору (потому что на узких улочках найти светофор в принципе было очень сложно). Пиво продается ящиками. 



Мы много ходили пешком. У нас был потрясающий по расположению хостел: 15 минут до Темподрома и около тридцати до Александерплац — центральной площади. Мне хотелось изучить город изнутри и не исключительно по туристическим маршрутам. Поэтому пешие прогулки — чудесная идея. 

В очереди тоже было весело. Мы купили одеяла и коврики для йоги и кутались буквально во все, что у нас с собой было. Вокруг были люди, которые так же любят One Direction, как и все мы. Атмосфера была такой теплой. Ночные смены мы тоже разделили между друг другом, так что я и моя "напарница" пробыли лишь одну ночь на улице. Могу сказать, что это было совсем не так плохо, как я изначально думала. 



 


Счастье свалилось на нас 6 ноября утром. Тогда к нам только подошли остальные девочки из нашей группы (некоторые приехали позже). Мы просто сидели в своем кругу, пили вино и 
разговаривали. Охранники решили выдать нам браслеты с уже официальными номерками. За все те три дня, что мы были в очереди, она выросла примерно раза в три. Мне досталось число 13. И вот тогда я по-настоящему почувствовала себя счастливой. Мы, наконец, были все вместе, и эти часы в очереди оказались совсем не бесполезными. Уже тогда было понятно, что если я тринадцатой зайду в зал, то буду стоять очень близко. Нас любезно отпустили из очереди и попросили расходиться по домам и возвращаться на следующий день.

 

Весь день мы гуляли по Берлину, пошли в Рейхстаг (здание государственного собрания) и были самыми счастливыми. Только посмотрите, какой потрясающий закат мы там встретили!


За всю свою поездку я была у Берлинской стены два раза, и это определенно то, что стоит увидеть. Я ее никак до этого не представляла: но она на самом деле очень длинная и очень в духе такого вот свободного Берлина. 




Немного о жизни в хостеле: это оказалось веселее и в миллион раз лучше, чем мне казалось. У нас была довольно большая компания, поэтому мы заняли почти всю комнату (за исключением парочки кроватей). Каждый раз, когда мы оказывались на кухне и готовили что-то, с нами начинали разговаривать. Мы встречали много русских, которые тоже приехали отдохнуть. Не могу сосчитать, сколько раз нам пришлось объяснять людям, что мы приехали на концерт и заняли очереди за четыре дня до него. Думаю, легко представить, как на нас смотрели. Мне понравилась открытость людей вокруг. 

Берлинский кафедральный собор — это вообще особый пунктик. Я лучше покажу фотографии, чем буду что-то объяснять.


И, наконец, день концерта. 7 ноября. До сих пор помню тот мандраж, который я испытывала, пока мы шли туда. Все еще казалось, что что-то может пойти не так. Я уже рассказала о том, как нам выдали номерки днем ранее, поэтому организация была потрясающей. Когда мы пришли утром в день концерта к арене, территория оказалась разделена на секции: с 1 по 50 номер, с 50 по 100 и так далее. Большинство из нас попадали в первую секцию. Мы встретили тех ребят, с которыми сидели рядом на протяжении всех трех дней, и чувствовалось так, будто мы стали огромной семьей за это время. 


Охранники подошли к нам и сказали, что мы можем уходить и возвращаться за пару часов до концерта, потому что никаким другим образом, кроме номерков, они не будут запускать. От такого отношения хотелось расплакаться, и я в хорошем смысле. Ни на одном концерте не было настолько крутой организации.

Мы вернулись вечером и заняли свое место. Нас попросили выстроиться по номеркам, проверили их. Что касается остальных секций: я уверена, что дальше второй не было такого жесткого контроля, потому что вся эта фигня с номерками, по большей части, делалась для нас и волновала нас, потому что работники были в курсе о том, какое количество времени фанаты ждали под стенами Темподрома. Те, у кого номер был за сотым, вряд ли провели в очереди хотя бы пару часов (не будем считать последний день: многие действительно сидели там, но я не знаю, зачем). 



Конечно, вся наша первая пятидесятка пошла разом. Входов на арену было несколько, и никто не стоял и не проверял, чтобы второй шел за первым, а за вторым третий и так далее. Главное, что мы были уверены в том, что зайдем в числе первых пятидесяти человек. Можно было бежать к абсолютно любому входу, все зависело от везения и того, насколько быстрым ты будешь.

Я стояла в первом ряду. Мои локти упирались в ограду, а девочки были рядом. Вот тогда, наконец, получилось немного расслабиться.

Разогрев. Факт того, что он где-то тут и мы дышим одним воздухом, был просто крышесносящим. 

А еще то, насколько сильно толпа сзади прижимала меня к ограде, тоже было довольно крышесносящим.

Но об этом не хочется много говорить. В некоторые моменты казалось, что я вот-вот умру и кости сломаются. Охранники постоянно давали воду в зал. Сзади нас оказалась еще пара русских девочек (русские везде!). 

И тот момент, когда прожектор начал освещать силуэт Гарри, я буду вспоминать целую вечность. Он был там. Настоящий. Когда занавес упал, я уже ничего не могла чувствовать: ни давления сзади, ни духоты, ни усталости. Ни-че-го.

Хотелось смотреть-смотреть-смотреть и запомнить каждую секунду выступления. Думаю, что все зависит от того, как ты изначально настроен: я знала, что это станет одним из лучших моментов в моей жизни. Так и оказалось.


Я смотрела на лицо Гарри Стайлса на протяжении долгих лет на своих плакатах в комнате и фотографиях, но тут это самое лицо ожило и посмотрело на меня тоже на какую-то долю секунды. Знаю, как это может звучать, но он на самом деле пытался контактировать с публикой постоянно.  Он послал воздушный поцелуй Алине, которая стояла рядом со мной, и в тот момент мне хотелось разрыдаться. Но совсем не от зависти, а от того, насколько он потрясающий. Мечта стояла в паре метров от нас всех. Это такое странное чувство. 

Жизнь — удивительная штука. И ты бесконечное множество раз можешь представлять что-то в своей голове, но тебе бесконечно повезет, если ты, столкнувшись с этим в реальности, поймешь, что твои фантазии были абсолютно ничем. Потому что в жизни все гораздо лучше.

Так вот, это тот случай. 



На самом деле, говорить что-то очень сложно. Мысли все еще путаются, и у меня в голове нет ничего, кроме бесконечного восхищения и радости о том, что я там была. Время пролетело слишком быстро. Помню, как он ушел со сцены. Хотелось поставить на реплей тот вечер, но жизнь так не работает, увы.

Мы вышли из зала и сели на ступеньки. Некоторые плакали. В моей голове была лишь пустота. Раньше я выходила с концертов счастливой. В тот раз я на самом деле вышла грустной, потому что понимала что то, чего я ждала четыре года, теперь в прошлом. 

Но это так работает: если тебе кажется, что ты потерял цель (или выполнил ее) и дальше тебе нечем заниматься —  поставь новую. Когда мы вернулись домой, мы почти сразу же решили, что надо брать от жизни все и увидеть кого-то следующего. Теперь наша дрим тим едет на Найла, и я позже об этом расскажу.

Оставшиеся дни мы гуляли по Берлину. Думаю, этот город будет навечно иметь особое место в моем сердце, ассоциироваться с хип-хоп музыкой, духом свободы, кепками и огромными худи (а на самом деле - с чем угодно вообще. Ты можешь быть таким, каким хочешь быть там).

Домой возвращаться всегда грустно после такого вот всплеска эмоций. Но мой путь был в этом плане очень продуманным: сперва я полетела в Ригу (на самом деле, потому что лететь в Берлин из Риги было дешевле в миллион раз — а я пока тот начинающий путешественник, который предпочтет сэкономить и увидеть больше, почему нет?). 

Каково это быть одной в совершенно другой стране? Классно. И абсолютно нестрашно. Я всегда знаю, что можно зайти в любое кафе, чтобы зарядить телефон, найти вай-фай и подойти к кому-то, на худой конец. Я гуляла по старому городу Риги с Oh Wonder в наушниках, и все вокруг было таким волшебным. Вообще, мне к каждому городу или событию хочется подобрать свой особый саундтрек. Музыка делает вещи такими потрясающими иногда. 




Затем был самолет, Петербург, выходные там и дорога домой. Многие писали: "о, тебе так повезло".  Но эта история — вряд ли про везение. В уже далеком прошлом я упустила возможность поехать на один концерт, на который очень хотела, потому что подумала, что я пока слишком маленькая и съезжу чуть позже. Они же никуда не денутся, да?

Но та группа взяла перерыв и не выходит из него уже три года. Думаю, несложно догадаться, о ком идет речь. И тогда, поняв всю свою глупость, я пообещала себе, что в следующий раз не позволю себе вот так вот упустить мечту из своих рук. Хотя у меня была возможность побывать на их концерте, и мне не пришлось бы тратить абсолютно никаких сил на это, копить деньги, искать какие-то варианты, ущемлять себя в чем-то. Все могло бы достаться мне просто так, и я все еще не знаю, чем я вообще руководствовалась. 

Ну, тем не менее, не хочется говорить о том далеком прошлом, потому что, в конце концов, все сложилось замечательно. Пусть я не увидела 5/5 1D разом. Я соберу их по отдельности.